умнее школьника
11-классница
Маша Ушерович
о научной фантастике
и учебе на каникулах

Текст: Ксения Романенко
Фото: Олег Бородин
Вслед за миллениалами подрастает поколение Z — это современные школьники, которые родились и выросли в окружении смартфонов и планшетов, подключенных к мобильному интернету. Они проектируют роботов, создают свои приложения, обгоняя курс по информатике, и вообще иначе смотрят на мир. Совместно с Intel «Теории и практики» продолжают спецпроект с участием старшеклассников — цикл интервью об их увлечениях, взглядах на жизнь и планах на будущее.
Маша Ушерович
ученица 11-го класса Лицея научно-инженерного профиля города Королева и Мытищинской школы программирования, постоянный участник математического лагеря «Слон», Летней компьютерной школы, Летней школы интенсивного обучения «Интеллектуал». Увлечена математикой и программированием. Специально для T&P и Intel составила тест по своим любимым школьным предметам.
Мне не нравится бездельничать во время каникул, поэтому я езжу и на летние, и на зимние научные школы. Они дают огромный материал для работы, много информации, причем абсолютно не похожей на ту, что дают в лицее. Во время таких каникул и весело, и интересно, можно узнать много нового. Чаще всего я езжу в математический лагерь «Слон» и в ЛКШ — Летнюю компьютерную школу. Еще мне понравилось в ЛШИО, Летней школе интенсивного обучения «Интеллектуал». Я ездила туда в седьмом и восьмом классах, а в этом году была стажером — помогала организаторам и вела вместе со своим другом непрофильные кружки — по кулинарии и английскому языку.

У каждой школы своя специфика. В Летней компьютерной школе по большей части готовят к олимпиадам. Для этого мы учимся работать с различными алгоритмами. А вот «Слон» — это школа проектов. Она дает развиваться в проектной деятельности, придумывать новое и идти к своей цели. Самое интересное для меня при выборе направления, которым я буду заниматься в Школе, это возможность запрограммировать что-то интерактивное.
«На школьной информатике я программирую свои, более сложные вещи»
Например, этим летом мы писали программу, которая позволяла создать такой трехмерный объект на экране, который поворачивается вслед за взглядом человека. Изначально у нас была задача отображения 3D-объекта (три сферы на фоне деревьев) на компьютере. Но потом мы решили усложнить задачу. В результате у нас вышел статичный объект на компьютере, который выглядит плоским, но если смотреть на него с разных сторон, то становятся видны другие его грани. Это получилось сделать за счет того, что камера поворачивалась вслед за маркером, который мы назначали. Маркером может быть, например, цвет, и я выделяла ярко-красный. Камера реагировала довольно точно, потому что у меня были красные наушники, которые, естественно, располагаются по обе стороны от лица, а центр, который ищет программа, как раз попадал на лицо. Поэтому, когда я смотрела на объект, он это улавливал и начинал крутиться. Так сферы получалось рассмотреть с разных сторон, не перемещая что-то внутри компьютера, а перемещаясь самому относительно камеры.

У подобных программ потенциально большая область применения. В компьютерных играх это используется для очков виртуальной реальности, которые реагируют на окружающую среду и преобразуют ее. Например, есть игра, где нужно управлять кошкой, а когда взгляд игрока падает на его руки, вместо них он видит кошачьи лапы.
© Олег Бородин
Кроме летних школ, я учусь еще и в Мытищинской школе программирования на олимпиадном отделении. Я поступила туда в восьмом классе и сейчас нахожусь на пятом курсе их программы — перескочила с третьего. Благодаря Мытищинской школе я когда-то и попала на ЛКШ.

Учебная программа пятого курса в большей степени заточена под промышленное программирование. Промышленное программирование сильно отличается от олимпиадного. В олимпиадном программировании решаются задачи с помощью заранее выученных алгоритмов. А в промышленном можно создать какое-то приложение: игру, тесты, еще что-нибудь. Для этого нужно самому придумать себе задание, поставить цель, распределить конкретные задачи и совместно, большой командой, все написать.
«Я считаю, что наука действительно будет черпать идеи из научной фантастики и фантастика войдет в реальный мир как нечто настоящее»
В командной работе каждый отвечает за свой кусочек проекта. Из-за этого проект идет быстрее и легче, потому что каждый хорошо разбирается в своей маленькой теме. При этом у командной работы есть свои недостатки. Бывает печально, когда кто-то упускает свою задачу и это сразу же вредит общему делу. Но глобально полезно научиться взаимодействовать с другими людьми, работая в команде.

Например, у нас был учебный проект, где мы прописывали функции к известной игре «Пакмэн», где за Пакмэном гоняются призраки. У каждого призрака — свой довольно сложный способ движения. У одного он основан на том, куда пойдет Пакмэн, другой строит отрезки от себя до другого призрака и движется в середину этого отрезка. В общем, все очень запутанно. И мы писали алгоритмы, чтобы этих призраков двигать. На самом деле можно сказать, что это задачи олимпиадной информатики, которые влиты в промышленное программирование. Пока это учеба. А дальше мы должны начать какой-то большой серьезный проект, но я пока не знаю, что это будет.

Программа летних школ и школы программирования слабо соотносится с моей школьной программой. Единственная связь, которую я вижу, это то, что олимпиады, к которым я готовлюсь, могут помочь мне поступить в университет. Я планирую поступать либо на ФИВТ в Физтехе, либо на факультет компьютерных наук в Вышку, либо на ВМК в МГУ — выбор огромный. Наш лицей больше ориентирован на физику и математику, информатике уделяется меньше внимания. Там программирование началось на Паскале и с самых азов. Поэтому я на школьной информатике программирую свои, более сложные вещи.
© Олег Бородин
Если говорить о планах на будущее, то мне очень интересны языки, я хотела бы работать на стыке программирования и лингвистики. Я знаю английский и немного французский и первые два года в школе «Слон» участвовала в проектах по переводу. Первый раз мы переводили «The Unadulterated Cat» Терри Пратчетта, потом уже пошла научная литература — например, «The Cambridge World History of Food».

Я не вижу противоречия между гуманитарными и техническими науками. Считаю, что лингвистика ближе к математике, чем к гуманитарным наукам. Я знаю, что в любом языке есть логика, специфичное строение, структуры и все это тесно переплетается с техническими науками. Ну и, конечно, английский должен знать любой программист, потому что все мануалы и статьи — на английском.
У меня много увлечений: я и фенечки плела, и писала сценарии для школьных праздников. В последнее время я читаю много литературы вроде «Краткой истории времени» Стивена Хокинга или работ про науку и лженауку Карла Сагана. Я замечаю, что технари действительно любят sci-fi и есть такая единая гиковская культура. Может быть, это «Теория Большого взрыва» так на всех повлияла. Я считаю, что научные идеи действительно будут черпаться из научной фантастики и фантастика войдет в реальный мир как нечто настоящее. Мой любимый сериал, кстати, — «Доктор Кто».

Тем, кто хочет научиться программированию с нуля, я могу рекомендовать сайт «Информатикс» и их начальный курс по Питону или по Паскалю. Ну а потом нужно начать заниматься алгоритмами по тьюториалам. Еще могу порекомендовать лекторий Летней компьютерной школы и, конечно, летние школы. Думаю, человек любого склада может найти себе летнюю школу по душе. Если нет узкого интереса к какой-либо науке, можно начать со STEM-центров Intel, это сеть научных лабораторий для школьников: Science, Technology, Engineering, Mathematics. Или выбрать многопрофильную школу, в которой можно заниматься и гуманитарными, и естественными науками. Это, например, Зимняя Пущинская школа или Летняя школа «Интеллектуала», про которую я уже рассказывала.
Made on
Tilda