«По факсу в пединституты»
Как министерство образования превратилось в подпольное агентство во время путча 1991 года
Во время августовских событий 1991 года министерство образования заняло однозначную позицию — поддерживать Бориса Ельцина. В первый же день путча, 19 августа, сотрудники развернули сеть типографий, чтобы распространять указы президента и держать все образовательные учреждения в курсе событий. В итоге там же печатались запрещенные газеты, а также листовки с обращениями к солдатам, которые потом раздавали и расклеивали учителя. Первый российский министр образования Эдуард Днепров в своей книге «Образование и политика» собрал архив материалов и документов о том, что происходило в эти дни. «Теории и практики» публикуют фрагменты материалов «Учительской газеты», которая вела хронику деятельности подпольного «агентства Росинформобразование».
Иллюстрации: 9cyka
19 августа 1991, понедельник
УТРО
В кабинете Днепрова собралось несколько человек; заместители министра и советники. Обсуждается вопрос: что делать в сложившейся обстановке? Все связанное с сугубо профессиональной работой временно отложено. Ясно, что произошел переворот. Единогласно решено – наша позиция: неповиновение и посильная активная борьба. Состояние у всех одинаковое – шок. Полагаем, что это серьезно, и как минимум возможна гражданская война.

Днепров подписывает первую телеграмму:
«В связи с критическим положением в стране руководителям органов управления образованием оставаться на своих местах и обеспечивать безопасность детей, нормальную жизнедеятельность системы образования в строгом соответствии с Декларацией о суверенитете РСФСР, Конституцией РСФСР и законами РСФСР»
В ходе обсуждения выясняется, что главное в условиях, когда, возможно, будут закрыты газеты, типографии, – информация. Необходимо донести до людей слово. Слово правды, агитации, живое слово.

Сотрудники министерства звонят в «Демократическую Россию», «Известия», «Столицу», всем, кого знали прежде, с кем вместе работали. <...>
Звонок из Госкомпечати России и Комитета по средствам массовой информации. Предлагают использовать их полиграфические средства.

Главная проблема сейчас – распространение всей печатной продукции. Многие учителя, работники руно согласны распространять оперативную информацию по своим районам: на автобусных и троллейбусных остановках, на киноафишах...

Получены первые известия из Верховного Совета России. По факсу и телетайпу их передают в облоно и пединституты. <...>

На улице Кедрова в промышленно-коммерческом объединении «ЮНРОС» вводится строгий пропускной режим: здесь развернут центр связи с Верховным Советом России.
ВЕЧЕР
Нас закрыли. А это значит, что завтра газета к читателям не придет. Первая реакция многих коллег «УГ» – нас-то за что? И неожиданно появилась радость – мы вместе с «Независимой», «Московскими новостями», «Комсомолкой»... Да здравствует ГКЧП?
20 августа 1991, вторник
УТРО
О первых указах Президента России, объявляющих Государственный комитет по чрезвычайному положению антиконституционным, а его действия – государственным переворотом, знают уже все. Ночью мэр Ленинграда Анатолий Собчак выступал перед тысячами горожан, призывал поддержать Президента России и его обращение о бессрочной всеобщей забастовка.

Ранний звонок в редакцию Анатолия Цирульникова, давнего автора нашей газеты. Он просит срочно приехать в Министерство образования России. Недоумеваем, зачем? Но гонца посылаем.
12 ЧАСОВ
Первое сообщение. Начался митинг у Моссовета и парламента России.

Не хватает информации. Слухи самые невероятные. Тревожно. Страшно и в то же время смешно – настолько абсурдно, нелепо все происходящее.

В Минпросе – привычно пустом и холодном, ситуация неожиданна: оказалось, что нас пригласили работать: есть бумага, типография, краска – создано агентство Росинформобразование.

Кто-то предупреждает, что все это небезопасно. Небезопасно, если считать законным нынешнее руководство страны.

Готовя к печати, мы и сами впервые держим в руках решения Президента и Правительства России.

К 13 часам первая машина уезжает в типографию. Из редакции «Комсомолки» привезли чрезвычайный выпуск этой газеты – начинаем печатать...

Александр Тубельский, президент Всесоюзной ассоциации руководителей инновационных школ:
«19-го меня не было в Москве: вырвался на недельку в тихое место – отдохнуть, порыбачить. Узнав о путче, тут же сорвался, и 20-го утром уже звонил в министерство. Куркину. Сразу написал текст обращения к учителям Москвы с призывом поддержать руководство России и объявить бессрочную политическую забастовку. Директора школ А. Каспржак, А. Орехов, А. Рывкин без колебания согласились войти в забастовочный комитет. Я обратился к своим коллегам – заслуженным учителям И. Кандид, М. Головиной и В. Озеровой, они поддержали идею и согласились стать членами этого комитета. Учителя нашей школы не только не отказались включиться в работу, ни у кого не было даже тени сомнения. Надо распространять листовки. Решаем не подключать детей – у нас нет такого права. Но я абсолютно надеялся на выпускников. И они оказались готовы. И еще – один интересный факт. Когда 20 августа вечером мы поняли, что все может произойти, здание министерства будет блокировано, после девяти часов (а было уже объявлено о комендантском часе) на министерской машине мы вывезли компьютер, принтеры, ксероксы к нам в школу. Так что и запасная подпольная типография была готова к работе...»
ДЕНЬ
После митинга настроение приподнятое.

Журналисты «Демократической России», «Российской газеты» привозят только что написанные газетные материалы – те, что отказались печатать правительственные типографии. Что ж, работа продолжается. Кажется, мы сами не верим, что можем что-то делать в этой ситуации. И все-таки можем. Через три часа группа распространения заберет первый тираж запрещенных газет.

К 16 часам собираются начальники областных, краевых управлений народного образования России. В. Новичков, первый заместитель министра, еще раз подтверждает позицию министерства: «Указы Президента России обязательны к исполнению». Тем, кто сегодня возвращается домой, сотрудники министерства передают для распространения в школах, ПТУ первую печатную продукцию нашего агентства.

Отпечатан выпуск «Хроники событий 19–20 августа», подготовленный «Комсомольской правдой».

Малое предприятие «ЮНЭМ» развертывает любительскую радиостанцию для передачи информации, которая поступает с радио верховного Совета.

По каналам некоммерческой электронной почты «Фидонет» налажен обмен информацией с абонентами этой сети в Москве, Ленинграде, Киеве и других городах.

После общения с военными возвращаются депутаты, сотрудники министерства. Ясно одно, солдаты очень мало знают о позиции, действиях Правительства и Президента России. <...>
ВЕЧЕР
Ситуация резко изменилась. «Эхо Москвы» постоянно сообщает об угрозе штурма российского, парламента... Часть мужчин уходят на Краснопресненскую набережную.

Неожиданный звонок из «Комсомолки» – получено сообщение: биржа «Алиса» готова помочь и нам порошком для ксерокса.

Поступают сообщения о том, что радио России не слышно. В эфир выходит наша резервная радиостанция. Ведет ретрансляцию на Дальний Восток и Западную Сибирь.

Постоянно звонят телефоны. Кооператоры, еще вчера отказавшиеся помогать: «Начались аресты среди наших коллег. Готовы помочь – деньгами, бумагой, машинами электронной почты». Из Томского управления образования – благодарят за правительственные документы, которые они получили раньше, чем исполком.

Точных сведений из Верховного Совета по-прежнему нет. Напряжение колоссальное – появились сообщения, что для предотвращения кровопролития Ельцин собирается выйти навстречу танкам. Одновременно по телефону узнаем: Янаев отменил указы Ельцина, поскольку они «противоречат законам и Конституции СССР...». Мстислав Ростропович вылетел из Парижа в Москву. Невероятно!

Около 20 часов неожиданно отключились телетайпы и телефаксы. Подтверждений о том, что позиция министерства известна на местах, по-прежнему очень мало. Решено отправить несколько человек с информацией на места.

Всерьез обсуждается ситуация работы в подполье. На случай опечатывания здания министерства для работы Росинформобразования подготовлено еще одно помещение. <...> Нужны запасные варианты – оперативная информация не должна прерываться. Что бы ни случилось.

Пытаемся определить пединституты, которые могли бы распространять информацию в своих регионах. <...>

В Москве идет проливной дождь.

Несколько человек уходят на ночную вахту в парламенте России.

Поздним вечером стало известно, что в Москве создан забастовочный комитет, готовится обращение к учителям, воспитателям дошкольных учреждений.

21 августа 1991, среда
УТРО
Вести страшные – пролилась кровь. Известно, что ночью патриарх Алексий II призвал прекратить кровопролитие.

Никаких дополнительных сведений о Президенте СССР по-прежнему нет. Ранним утром А. Тубельский привез обращение к работникам народного образования Москвы:«Нельзя учить детей добру и правде под прицелом танков, без свободы слова и печати, в страхе и насилии...»

Комитет призывает своих коллег присоединиться к бессрочной всеобщей забастовке, объявленной законно избранным Президентом России.

Отпечатано обращение учительства России к солдатам:
«Солдаты, дети, недавние наши ученики!

Вот мы и поменялись с вами ролями. Вам приказали учить и воспитывать. Только вместо указок у вас – карабины и автоматы.

Вы понимаете, какую "науку" несет народу школа военного переворота. Не этому мы учили вас и не к этому готовили! Сама жизнь устроила всем нам суровый экзамен. И каждому придется его сдать.

Мы верим, что вы найдете верный ответ.

Не выполняйте приказы офицеров! Переходите на сторону законного Президента!»
К десяти утра вместе собираются все те, кто в первые два дня в разных концах Москвы обеспечивал работу Росинформобразования. Так трудно сейчас. И так важно быть вместе.

КГБ России предлагает охрану зданий, в которых работают типографии Министерства образования.

На помощь приходит компьютерный центр министерства. Его операторы срочно набирают и печатают поступающую «с колес» информацию. Готовится обращение к матерям России.

Начали распечатывать с грифом «Комсомольская правда» материал обозревателя этой газеты Ольги Мариничевой. <...>
ВЕЧЕР
Появилась самая невероятная после напряжения первого дня информация – путчисты арестованы. Не верится.

– Неужели все?

Кто-то отрезвляет: «Давайте работать».

А информация действительно разноречивая. Звоним в «Московские новости», на радио «Эхо Москвы».

Заработало Российское телевидение. Идет трансляция с сессии Верховного Совета России.

Говорят – танки уходят. Работать уже невозможно: бегаем от телевизора к радио, бесконечно звонят телефоны. Но, кажется, – победа. Тьфу-тьфу. Снова уговариваем себя продолжать заниматься делом. <...>

Вот некоторые телеграммы с мест. В министерство они приходили сотнями.
ТЕЛЕГРАММА

ВЛАДИВОСТОК 1/19102 14 21/8 1250= МОСКВА РОСМИНОБРАЗОВАНИЕ ДНЕПРОВУ Э.Д.= УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РСФСР ПОЛУЧЕН ВЫПОЛНЯЕТСЯ= И.О. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛИХИН= НО 2354 21.08.91 134.27 ИННН 191421.08 0542
ТЕЛЕГРАММА

ЧИТА 225310/6 41 21/08 1055= МОСКВА ЧИСТЫЕ ПРУДЫ В МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МИНИСТРУ= НА 04 ЧАСА МОСКОВСКОГО 21/08 ПОЛУЧЕНЫ ВСЕ ДОКУМЕНТЫ ПРЕЗИДЕНТА И СМ РСФСР ТЕКСТЫ КОТОРЫХ ПЕРЕДАНЫ ОБЛАСТНОМУ РАДИО 02 ЧАСА МОСКОВСКОГО ВРЕМЕНИ ВО ВСЕ РАЙГОРОНО ДАНЫ ТЕЛЕГРАММЫ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО СОДЕРЖАНИЯ 04.30 МОСКОВСКОГО ВРЕМЕНИ 21/08= НАЧЧИТУНО ФИЛИППОВ= 1057 ИННН 123421.080429
© 2009—2017 Теории и практики. Использование материалов сайта «Теории и практики» разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам.
Made on
Tilda