«Мы хотим, чтобы за нашими студентами стояла очередь из топовых компаний, а не наоборот»
06 мая 2022
Текст:
Наталия Алекса
На сегодняшний день существует множество программ для тех, кто хочет «уйти в IT», но что делать, если такое желание появляется в довольно юном возрасте? Не все школьные программы способны предоставить необходимый объем знаний для погружения в индустрию, и тут на помощь школьникам и их родителям приходит колледж IThub. Мы пообщались с Михаилом и выяснили, как должны строиться актуальные образовательные программы в современных колледжах и каким образом сегодня нужно учить подростков.
Идеологи просвещения
Михаил Сумбатян
Наталия алекса
Главный редактор «Теории и практики»
Предприниматель и основатель колледжа для IT-специалистов IThub
— У вас есть образование политолога, психолога и маркетолога. Как вы пришли в сферу образования?
— Так сложилась моя судьба, в сферу образования меня привели ключевые моменты в жизни. Первая точка — я сам когда-то окончил экспериментальный колледж, который делали советские методологи. Тогда я учился на маркетолога, а на мне попробовали разные программы советские методологи и психологи. У меня был экспериментальный курс, один из моих учителей был соратником Щедровицкого, выдающегося философа и методолога. После колледжа я получил высшее образование управленческое, финансово-экономический университет. И тогда я понял, что колледж дал мне больше знаний, чем я получил в университете.

Я все время искал продолжения своему обучению. Был сначала наемным служащим, потом строил свою компанию. И вот в этих переходах я искал содержание, которое стало бы продолжением той темы, которую я получил в колледже. Это была тема отчасти психологии, но больше это была методологическая основа знаний, которую мне очень хотелось продолжить. Поэтому я пошел получать второе высшее образование, психологическое, в Московском государственном психолого-педагогическом университете (МГППУ). На психологические знания я смотрел через методологическую призму. Я изучил разные школы, проходил переподготовки. Полученные знания и ответы я применял и в жизни, и при построении бизнеса.

В какой-то момент у меня появилась возможность пройти конкурс на директора государственного колледжа. Меня пригласил мой учитель, и я попробовал. Мой 7-летний фундамент психологии и 10-летний опыт построения бизнес-компании были для меня хорошим фундаментом. Плюс у меня был непосредственно мой студенческий опыт, который я смог отрефлексировать и сделать основой дальнейшего видения для развития колледжа.

В государственном образовании я проработал 7 лет. Руководил разными колледжами и понял границы и возможности. Я понял, что в государственном образовании ты не можешь делать то образование, которое ты хочешь, ты должен отрабатывать задачи системы.
В этот момент я осознал, что ценность образования для меня очень важна, я готов всю свою жизнь заниматься образованием. Поэтому я принял решение уйти и делать свой колледж таким, как я его вижу.
— Как вы выходили из кризисных ситуаций и что вам помогало в этом?
— Кризисов у меня было много и во время предпринимательской деятельности, и в образовательной сфере. Когда ты молод и сталкиваешься с этим явлением впервые, то тебе мешает высокий уровень паники, внутренней тревоги, но с этим можно справиться благодаря психологическим знаниям.
Вот так в 2017 году у меня, собственно, и получилось. Колледж для меня — это мой еще один ребенок, им я живу сегодня, и продолжать работу с образованием для меня — это вопрос миссии.
Мне кажется, в первые сутки нужно вообще ничего не делать, просто выдохнуть, осмыслить или постараться не думать, чтобы как-то себя заземлить. И потом с чистой и трезвой головой нужно посмотреть на те факторы, которые устойчивы и благодаря которым ты можешь сделать принципиальное изменение твоей бизнес-схемы, подхода, стратегии.
И если ввести это в привычку, то, проходя разные типы кризисов, ты начинаешь более холодно к ним относиться. Вот ситуация текущего кризиса на меня эмоционально никак не повлияла. Потому что те кризисы, которые я прошел в 23, 25, 27 своих лет, казались мне страшнее, сильнее, ужаснее. Уровень стресса тогда зашкаливал. Получается, что пока ты строишь бизнес, то всегда несешь ответственность перед собой и другими, а это всегда стресс, и, чтобы преодолевать это состояние, нужно обладать в том числе психологической гибкостью.

В некотором смысле это навык — предпринимать. Если ты на самом деле предприниматель, любой кризис для тебя должен стать возможностью, моментом быстрого принятия решения. И даже если ты что-то ранее додумывал, то кризис — это то время, когда ты можешь не размышлять, а реализовывать. Потому что любой MVP, любой минимальный шаг к новому приведет тебя к успеху. Это время, когда нужно просто не бояться и делать.

А вот в стабильной ситуации нужно подумать, стоит ли запускать новое, стоит ли что-то делать и прочее. А вот кризис, мне кажется, — это возможность, когда все правила игры заканчиваются и ты можешь через эти попытки нового создавать новые правила.
— Вы много времени уделяете обучению психологии. Расскажите, пожалуйста, как вам это помогает в управлении компанией.
— Знания о том, как устроен человек и как он мыслит, — это важные инструменты, которые помогают строить свою лидерскую позицию.

Мое управление всегда основывается на человекоцентричности. Для меня на первом месте находится сам человек, затем — его компетенции, профессиональные скиллы, опыт и прочее. И, встречаясь с человеком, я смотрю на его человеческие характеристики и границы. Границы возможностей, границы мышления, границы осознанности. И задаю себе вопрос: вот этот человек, вне зависимости от того, насколько богатый у него опыт и как много он знает, может ли в команду, во-первых, встроиться и разделять те ценности, которые я построил? А второе — сможет ли этот человек со мной расти? Потому что любой самый крутой опыт может остаться невостребованным в быстрорастущей компании или в компании с другой спецификой.

Но это только одна сторона вопроса.
Когда набираешь в свою команду людей, нужно еще научиться делать так, чтобы они работали в команде, а не в коллективе. Для меня это принципиальная разница. Команда — когда люди верят в общее дело и помогают друг другу, потому что видят возможность и ресурс.
Возможность и обучиться, и получить новые знания, и в том числе ресурс совместного создания процесса или деятельности, которые позволят общее дело привести к наилучшему результату.
— Как вы научились делать команды из разных людей?
— Я непрерывно ищу ответ на этот вопрос. У меня много разных подходов, и сказать, что команду можно «сделать и забыть», нельзя. Для меня команда — это процесс, за которым нужно следить, понимать, что и где происходит, и быть в рефлексивной позиции одновременно.

Универсального средства для конструирования команды не существует. Универсально только одно: это процесс, на котором постоянно нужно держать фокус. Все остальное — разные типы механик, в зависимости от команды и свойств.
— Считаете ли вы, что непосредственно в кризис важно учиться, получать новые знания?
— Я уверен, что учиться надо в течение всей жизни. Но при одном но. У нас эта фраза, на мой взгляд, оторвана от реальной деятельности. Учиться нужно по мере профессионального роста и столкновения с задачами, благодаря которым ты можешь начать поиск новых знаний и применить их для решения задач. То есть я дохожу до границы своего знания и там возникает какая-то задача или проблема, которую можно и нужно решить на своей практике. И тогда ты идешь и смотришь, какие есть примеры ее решения. Через это ты обогащаешь свое знание за счет разных примеров, применяешь его к своей проблеме и находишь новое решение. Мне кажется, такой подход наиболее правильный.

А есть люди, которые просто увлекаются новыми знаниями, постоянно что-то изучают и накапливают это в себе, как энциклопедия. Это просто другой тип людей. Я к ним не отношусь. Мне кажется, что знание должно быть востребовано в твоей жизни здесь и сейчас.

В кризис учиться полезно, я бы так сказал. Когда мне впервые пришлось столкнуться с большим кризисом, я пошел учиться на факультет психологии. Меня тогда процесс учебы очень стабилизировал. Во-первых, учеба помогает отвлечься и — опять же — заземлиться. Особенно полезно учиться в группах, контактировать с людьми: это помогает настроиться на образовательный процесс. Во-вторых, через некоторое время ты начинаешь слышать, что тебе говорят, осознавать полученную информацию, смотреть через нее на текущие обстоятельства.

Главное, чтобы вам действительно было важно получить эти знания. Потому что если вам будет неинтересно и неважно, у вас ничего не получится.
— А какие навыки вы посоветуете взрослым развивать сегодня в условиях максимальной неопределенности, стресса, кризиса?
— В первую очередь критическое мышление. Потому что так устроено, что одного источника информации нет, происходят искажения фактов. И нельзя сказать, что можно взять один источник, прочитать и на этом только основывать свое решение. Ты должен критически относиться к любой информации.
— В одном из интервью вы сказали, что IThub — это Google в образовании. Расскажите, почему и на каких принципах строится обучение в вашем колледже.
— Когда я говорю «колледж», все такие: «Ну, колледж — что это? Профтехучилище?» У всех сразу возникает некоторое шаблонное мышление про ПТУ или техникумы каких-то прошлых веков. Ассоциацию с Google мы взяли для того, чтобы одним словом охарактеризовать, что у нас не так, что мы в целом строим другую образовательную систему, основываясь на международном опыте, на международных практиках, лучших, собственных разработках, и у нас тут много экспериментов. Как это сказать одним словом? Ну, вот мы придумали такую фразу, которая хотя бы вызывает недоумение или вопрос «А что, правда так?».
Нам исполнилось 5 лет 27 марта. И вот 5 лет все мы отвечаем себе на вопрос: как сделать так, чтобы за нашими студентами стояла очередь из топовых компаний, а не наоборот, что наши студенты куда-то могли бы устроиться? Мы хотим, чтобы крупные топовые компании выдавали 2–3 оффера одному нашему студенту. Чтобы студент выбирал их.
Для того чтобы так сделать, нужно изменить все. Каждый процесс мы стараемся переосмыслить, изменить, сделать его по-другому. Мы ввели такое понятие — «бизнес-ориентированное образование». Мы ориентируемся не на получение диплома, хотя он у нас есть, и не на 4 года отсидки за партой. Мы ориентируемся на то, чтобы бизнес сказал: «У вас очень крутой образовательный результат, и мы готовы в идеале за этот результат заплатить». И мы потихонечку готовимся к тому, чтобы наши ребята начали получать гранты от компаний, и такие примеры уже есть. Наши студенты со второго курса уже работают внутри наших структур, и зарабатывают, и оплачивают самостоятельно свое обучение.

Я не могу сказать, что мы полностью и окончательно отстроили свою бизнес-модель, потому что это тоже путь, который мы постоянно переосмысляем, запускаем новые гипотезы, смотрим, как меняются поколения, бизнес-запросы, экономика. И стараемся постоянно меняться для того, чтобы работать на опережение. Потому что образование — это долго. А за 4 года все может много раз измениться, тренды заменят друг друга, появятся новые запросы. Поэтому образовательная организация должна эти вызовы ловить, быстро меняться или хотя бы быть вот на этой границе баррикады, между запросом и изменением.

Именно этим мы отличаемся от всех дополнительных курсов, от всего EdTech: лаг нашего времени длительный, но скорость принятия решений должна быть быстрой. И тогда ты будешь актуальным.
— Вы неоднократно говорили, что ваша миссия — изменить отношение к системе среднего профессионального образования. Какие проблемы системы, на ваш взгляд, особенно актуальны? И как именно IThub помогает их решить?
— Раньше профтехобразование ассоциировалось с ребятами, которые не дотянули до поступления в 10-й класс. Но сейчас это уже не так, многие школьники отправляются в колледж после 9-го класса, потому что им неинтересно в школе: на них давит эта система, а они хотят реализоваться, быть самостоятельными.

И, на мой взгляд, тут у нас появляется задача — сделать плавный переход из детской позиции во взрослую. Мы должны поддерживать их первые взрослые шаги, показывая разные типы деятельности, в рамках которой он может раскрываться, выбирать, пробовать, осознавать. И если он ошибся и говорит: «Мне это не нравится», — ну, отлично, дайте ему другой вариант программирования, предложите ему веб-дизайн. Не нравится ему веб-дизайн — дайте ему маркетинг. Не нравится маркетинг — пусть идет рисует на планшетах.
Вот через эти пробы и помощь взрослых в этом поиске у подростка рождается эта взрослая позиция и он берет на себя ответственные решения. Потому что взрослая позиция выражается в осознанном выборе. Наша задача — чтобы этот осознанный выбор произошел.
— Вы говорили, что программы колледжа разработаны практиками IT-отрасли. Как вам удается мотивировать их уделять свое время и ресурсы образовательной системе?
На мой взгляд, именно на это должна работать вся экосистема организации. Фактически мы, взрослые, нужны для того, чтобы у ребят получались такие инсайты, чтобы мы им помогали.
— Это достаточно сложная задача, безусловно. В один момент я понял, что есть такой пласт людей, которые готовы прийти в образование, но в целом они боятся и не знают как. Но у них нет проводника в мир образования, и я им стал. И до сих пор этим занимаюсь. Я нахожу людей, которые чувствуют, что у них есть ценность в образовании, и привожу их. Показываю, что это не страшно, что это интересно, что через то, что ты реализуешь и даешь в образовании, ты можешь получить в 10 раз больше в виде такой импакт-энергии, которая к тебе возвращается. Потому что дети очень благодарны. И если ты это искренне делаешь, они тебя никогда не предадут, они всегда будут за тебя, они тебе будут помогать. Это безумная энергия.

Сначала я привлек к себе в команду людей, потом мы начали с ними придумывать разные инкубаторы, где ребята могут делать проекты. Эти проекты они делают со взрослыми. И делают успешно: зарабатывают и взрослые, и студенты.

Так у нас появилась своя IT-компания, мы стали разрабатывать собственные продукты. Это был первый этап. А второй этап — когда мы начали совместно с бизнесом делать программы. У нас есть ряд партнеров, которые сотрудничают с нами уже много лет, потому что им нужны квалифицированные кадры и они знают, что смогут найти их среди наших студентов.
— Что бы вы назвали своим главным достижением в развитии IThub за 5 лет его существования?
— Главным достижением было само его открытие. Мы запускали его в очень сложное время. У нас были сжатые сроки: было 5 месяцев для того, чтобы с нуля сделать колледж, получить лицензии, собрать команду, построить процессы, написать программы, пройти проверки. То есть, на мой взгляд, мы сделали чудо. И это чудо делали сначала 3, потом 5, потом 7 человек.
— Какими навыками должен обладать успешный IT-специалист? И важно ли для IT-специалистов развивать не только hard, но и soft skills?
— Знаете, по опыту можно сказать, что софт скиллы важнее для IT-специалиста. Мы одинаково вкладываемся и в хардовую часть, и в софтовую часть для наших студентов. Потому что если ты выдающийся программист, но одиночка, который не слышит, который не умеет работать в команде, в крупных компаниях один ничего не сделаешь.
— А может ли человек слегка за 30, скажем так, стать IT-специалистом?
— Знаете, мне кажется, что можно, наверное, в любом возрасте стать специалистом в IT. Главное — понимать, к чему человек испытывает интерес. Сейчас есть очень много взрослых программ обучения, в онлайне и в офлайне. И первое, что бы я предложил, если уж такое желание возникло по какой-либо причине, — нужно пробовать. Нужно посмотреть, что такое программирование, что такое веб-дизайн, что такое тестирование.
Есть разные профессиональные скиллы или компетенции, которые могут быть очень невысокого уровня, но ты можешь зарабатывать неплохие деньги, освоив несколько таких фундаментальных практик. Например, пойти в тестирование. Можно за полгода буквально этому научиться и зарабатывать стабильно средства. Это очень востребовано.
— Спасибо большое! И у меня последний вопрос, который мы задаем всем идеологам просвещения: какие три книги обязательно должен прочесть каждый человек в течение своей жизни?
— Хороший вопрос. Знаете, я очень люблю Булгакова, это для меня автор номер один. И даже цифровой продукт, который мы создаем, мы назвали «Булгаков» в честь моего любимого автора. Сложно выделить что-то одно. Например, «Мастер и Маргарита», всем известный «Бег» или «Жизнь господина де Мольера».

А если сказать про еще какие-то две книги, я очень люблю «Камо грядеши» Сенкевича. На мой взгляд, с точки зрения человека, ценности, нравственности и вообще глубины веры это тоже очень глубокая книга.

И третья — «Игра в бисер» Гессе, она является азбукой методологии. Вот ее я тоже рекомендую.
Если есть хороший технический бэкграунд, хорошая математика, хорошая голова и возможность обучаться, можно в IT достигнуть, на мой взгляд, любых горизонтов. Выйти на уровни архитектуры систем или стать выдающимся безопасником.
Made on
Tilda