8 нон-фикшн-книг об отчаянных путешествиях,
диких странах и городах из прошлого
Сбежать в кругосветку
К началу лета «Теории и практики» подготовили новую подборку документальных книг из рубрики «Открытое чтение» — на этот раз о путешествиях разной степени безумности. Как проехать через всю Россию на электричках, пересечь две Америки на велосипеде, сбежать в кругосветку, когда в кармане 200 долларов, собирать материалы для диссертации на пяти континентах, работать в Африке, жить в Китае и все понимать или вернуться в Португалию 100-летней давности.
В 2012 году студент третьего курса Белорусского государственного университета Роман Свечников вышел на трассу и отправился в кругосветное путешествие, которое в итоге продлилось два года. Впечатления от этой долгой поездки и более двух десятков стран вошли в книгу «Рома едет. Вокруг света без гроша в кармане».

«У меня в кармане двести долларов. Мой рюкзак весит двадцать три килограмма. В комплекте — легкая палатка, спальник, коврик, маленькая газовая горелка, литровый котелок, нож, фонарик, шмотки и другие походные ништяки. Все рассчитано на полную автономию в течение недели, а то и дольше. Я сделал прививку от лихорадки, страховку на полгода и иранскую визу. Мой телефон держит батарею около месяца, камера — полторы недели, ноут — восемь часов».
«11 месяцев в пути, или Как проехать две Америки на велосипеде» — это дневник Евгения Почаева, который проехал самый длинный непрерывный маршрут на планете. Он подробно описывает свою дорогу, рассказывает о непредвиденных сложностях и дает советы. Что делать, если твою палатку занял медведь, как переночевать в вагоне для овец, можно ли избежать перестрелки в Мексике (нет).

«В 03:30 проснулся от звуков стрельбы. Стреляли явно из крупнокалиберного пулемета. И было ощущение, прямо за стеной. Конечно, я понимал, что не за стеной, а метрах в 20 на соседней улице. Но легче от этого не становилось. Я лежал головой к стенке, что как раз выходит на улицу. Холодная волна страха прокатилась по телу. Очередь, вторая, слышно, как движется машина, на которой стоит пулемет. Еще пара коротких, и все затихло. Ни криков, ни возни, ничего… Будем надеяться, это армия или полиция расстреляла очередного бандита, а не наоборот… [...] Утром поспешил ретироваться из города. Единственное, что забыл сделать, — снять деньги: у меня осталось только 50 песо. Сегодня много населенных пунктов, но, к сожалению, тот, в котором есть банкомат, в 140 км…»
В 2015 году Александр Лучкин потерял работу и понял, что впервые в жизни у него есть время, которое можно потратить на поездку своей мечты. Зачем ехать по Транссибирской магистрали исключительно на электричках, почему лучше начинать свой путь из Владивостока и как подготовиться к двум месяцам постоянных пересадок — свою железнодорожную экспедицию он подробно описал в книге «На электричках. Путешествие из Владивостока в Москву».

«Из снаряжения я взял: рюкзак, палатку, спальный мешок, туристический кухонный набор, комплект одежды и кое-какие полезные мелочи. В городах ночевал в хостелах и гостиницах. Вдали от крупных населенных пунктов разбивал палатку в лесу или на берегу водоема. Для питания искал доступный общепит или самостоятельно готовил пищу на газовой горелке, покупая продукты в магазинах. В пути я собирал аудио-, видео- и фотоматериалы, делал путевые заметки. Поскольку экспедиция проходила в летние месяцы, теплых вещей я не брал, а вес снаряжения составил порядка 20 килограммов».
Китаевед Юрий Иляхин много лет живет и работает в Китае. Его книга «Китай кусочками» — о Китае и китайцах начала третьего тысячелетия, о китайском чае, о кухне, Пекинской опере, истории и культуре, местах, где стоит побывать, о древних и современных обычаях, особенностях ведения бизнеса, медицине и красоте по-китайски.

«Нередко я сталкивался с такой ситуацией: начинаешь разговор с кем-то в Китае по-китайски, и тебя, что называется, в упор не понимают. Хотя ты учил язык, и долго учил, прожил среди китайцев немало лет и спросить, как доехать куда-то, обсудить меню вроде бы в состоянии. Но — не понимает тебя эта продавщица, или этот водитель такси, или этот официант. Или еще кто-то. Причина: ваш собеседник считает, что вы начинаете говорить с ним на иностранном языке. [...] Выход один: прежде чем обратиться с каким-то сложным вопросом, вроде «Где здесь поближе станция метро?», начните с элементарного — с приветствия «нихао»! Это позволит: а) пробить брешь в стене непонимания; б) дать вашему собеседнику понять, что вы не лыком шиты и что-то смыслите в китайском; в) догадаться, что язык, на котором вы собираетесь говорить, возможно, является китайским».
Португальский поэт Фернандо Пессоа написал туристический путеводитель по Лиссабону на английском языке в 1920-е годы, но рукопись нашли уже после его смерти и впервые опубликовали почти через 100 лет, исправив только некоторые имена собственные и добавив примечания. На русском языке он вышел под названием «Лиссабон: что следует увидеть туристу». В целом маршрут Пессоа все еще актуален (хотя режим работы лучше уточнять: что-то с начала прошлого века все-таки могло измениться).

«А теперь попросим туриста следовать за нами. Как чичероне, будем водить его по городу, показывать памятники, сады, примечательные здания, музеи — все, что стоит посмотреть в изумительном Лиссабоне. Если турист собирается задержаться в городе на какое-то время, поручим его багаж носильщику, пусть отвезет вещи в гостиницу, а самого его посадим в автомобиль и отправимся вместе с ним в центр города. По дороге покажем ему достопримечательности. [...] И вот мы на центральной площади Лиссабона — площади Коммерции (Праса-ду-Комерсиу), бывшей Террейру-де-Пасу. Англичанам она известна как площадь Черной лошади, одна из самых больших в мире. Это огромное пространство правильной четырехугольной формы, с трех сторон ограниченное однотипными зданиями с громоздкими каменными арками…».
Зоолог Владимир Динец в течение шести лет на пяти континентах собирал материалы для диссертации, посвященной «языку» и «брачным обрядам» крокодилов. Книга «Песни драконов» — результат его приключений и исследований.

«Три дня я болтался на каяке по бескрайней водной глади в поисках кайманов, потом сдался. Из моих восьмидесяти снова отыскать удалось меньше половины, а услышать еще по три «песни» —только у двадцати шести. Этого было более-менее достаточно. Я вернулся в контору парка и узнал, что дорога полностью смыта, все водители автобусов бастуют вместе с прочим населением провинции, а взлетная полоса вот-вот окажется под водой. Похоже было, что я застрял на несколько недель, а то и месяцев. По крайней мере, телефон пока работал. Единственным, к кому я мог обратиться за помощью, был Хесус, владелец маленького самолета, с которым я познакомился в свою предыдущую поездку в Боливию. К моему удивлению, он вспомнил, кто я такой. Я спросил, в порядке ли самолет. Хесус засмеялся и ответил, что теперь у него их три. Он обещал забрать меня через несколько дней за сумму, примерно равную стоимости билета на автобус».
На гугл-картинках Найроби, столица Кении, выглядит как современный мегаполис с жирафами и зебрами на фоне небоскребов. Но на деле тротуары там есть только в самом центре, а после захода солнца на улицу лучше вообще не выходить. Журналист Андрей Поляков, который 12 лет проработал в Африке корреспондентом ТАСС, в книге «Снег на экваторе» рассказывает, как устроен этот континент.

«Передвигаться по центру Найроби пешком все же можно. Для этого следует усвоить пару простых правил. Во-первых, идти надо быстро и целенаправленно, а во-вторых, не смотреть по сторонам. Как только остановишься и оглянешься или на мгновение проявишь неуверенность в выборе маршрута, расплата не заставит себя ждать. Ага, стало быть, ты не местный, а турист, смекнут попрошайки, и посему из тебя можно и нужно вытянуть хоть что-нибудь. Способов множество, и практикуют их не только пацаны, но и вполне респектабельные на вид дяди. Они ходят в костюмах и галстуках и вежливо заводят разговор, предлагая туры в Масаи-Мара, Амбосели и другие популярные кенийские национальные парки. Только для вас — цена снижена, но отправиться по такой путевке вы никуда не сможете. Есть и такие, кто окликает, представляясь знакомым. Изысканно извинившись, они объясняют, что с момента «последней нашей встречи» попали в затруднительное положение и просят одолжить совсем немного, сколько подскажет совесть, до лучших времен. Расчет строится на том, что для белого человека, недавно оказавшегося в Африке, все чернокожие на одно лицо. Кстати, тот же эффект поначалу производили на чернокожих белые».
Нейробиолог и приматолог Роберт Сапольски начал изучать стресс на примере диких павианов в Кении еще в конце 1970-х и больше 20 лет возвращался в Африку, чтобы продолжать наблюдения. В своей книге «Записки примата. Необычайная жизнь ученого среди павианов» он рассказал об особенностях работы и жизни в дикой природе.

«Я долетел с двумя друзьями до столицы Руанды, Кигали, и мы двинулись к гориллам. Разница с Кенией ощущалась во многом. Во-первых, все говорили на французском и звались Жан-Доминик или Бонифас, чем изрядно сбивали меня с толку. Во-вторых, межплеменная вражда здесь была жестко дихотомичной, что резко контрастировало с хаотичностью и переменчивостью племенных союзов в Кении. Здесь почти все принадлежали либо к хуту, либо к тутси, в воздухе почти буквально пахло междоусобицей, которая через несколько лет превратится в массовое истребление вторых первыми — в геноцид таких масштабов, от которого остальной мир содрогнулся бы, будь ему до них дело. Еще одно разительное отличие — ошеломляющая плотность населения, самая высокая на планете. Бесконечные холмы с бесконечными террасами и бесконечными плантациями, с которых кормится нищая страна, людей везде битком, распахан каждый клочок до крайнего запада, до самой дальней границы».
Смотрите также
Made on
Tilda