Дайджест для тех, кому важно защитить себя через страхование
Страхование на работе:
как обо всём позаботиться
«Теории и практики» собрали 15 материалов о работе и выбрали оттуда советы, которые помогут сохранить не только продуктивность, но и здравый смысл. Зачем заставлять себя отдыхать, как относиться к дедлайнам, что делать, чтобы избежать выгорания, чем полезен режим «в самолете» и можно ли перестать думать о делах во время отпуска — в новом дайджесте T&P.
Для начала — обмен мнениями
«Специалист по поведенческой экономике Дэн Ариэли рассказывал историю слесаря, который заметил такую закономерность: чем лучше становилось качество его работы, тем меньше клиенты оставляли на чай и тем чаще жаловались на цены. Каждое задание отнимало у него так мало времени или усилий, что людям казалось, будто их обманули, хотя очевидно, что высокая скорость работы — это преимущество слесаря, а не недостаток. [...] Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу. [...] Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают».

Amanda Plummer
Actress
«Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.»
«Специалист по поведенческой экономике Дэн Ариэли рассказывал историю слесаря, который заметил такую закономерность: чем лучше становилось качество его работы, тем меньше клиенты оставляли на чай и тем чаще жаловались на цены. Каждое задание отнимало у него так мало времени или усилий, что людям казалось, будто их обманули, хотя очевидно, что высокая скорость работы — это преимущество слесаря, а не недостаток. [...] Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу. [...] Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают».

Amanda Plummer
Actress
«Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.»
Это большая цитата в виде выноса. Как выяснилось, от сокращения рабочих часов с финансовой точки зрения люди не многое теряют. Дело в том, что, когда мы меньше времени проводим на работе, сокращаются сопутствующие траты: на транспорт, парковку, еду в городе, кофе, перекусы, на детский сад, прачечную, утешительный шопинг
«Специалист по поведенческой экономике Дэн Ариэли рассказывал историю слесаря, который заметил такую закономерность: чем лучше становилось качество его работы, тем меньше клиенты оставляли на чай и тем чаще жаловались на цены. Каждое задание отнимало у него так мало времени или усилий, что людям казалось, будто их обманули, хотя очевидно, что высокая скорость работы — это преимущество слесаря, а не недостаток. [...] Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу. [...] Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают».

Amanda Plummer
Actress
«Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.»
И всё-таки коротко
Где найти страховщика?
Специалист по поведенческой экономике Дэн Ариэли рассказывал историю слесаря, который заметил такую закономерность: чем лучше становилось качество его работы, тем меньше клиенты оставляли на чай и тем чаще жаловались на цены. Каждое задание отнимало у него так мало времени или усилий, что людям казалось, будто их обманули, хотя очевидно, что высокая скорость работы — это преимущество слесаря, а не недостаток. [...] Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу. [...] Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают.
Как проще оформить процедуру?
Специалист по поведенческой экономике Дэн Ариэли рассказывал историю слесаря, который заметил такую закономерность: чем лучше становилось качество его работы, тем меньше клиенты оставляли на чай и тем чаще жаловались на цены. Каждое задание отнимало у него так мало времени или усилий, что людям казалось, будто их обманули, хотя очевидно, что высокая скорость работы — это преимущество слесаря, а не недостаток.

Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.
Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают.
Как не растеряться по мелочам?
Специалист по поведенческой экономике Дэн Ариэли рассказывал историю слесаря, который заметил такую закономерность: чем лучше становилось качество его работы, тем меньше клиенты оставляли на чай и тем чаще жаловались на цены. Каждое задание отнимало у него так мало времени или усилий, что людям казалось, будто их обманули, хотя очевидно, что высокая скорость работы — это преимущество слесаря, а не недостаток.Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.

Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают.
С кого спрашивать по качеству услуги?
Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.
Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают.
Кто должен начать диалог в страховом случае?
Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.
Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают.
Чем чреват отказ от параллельного страхования?
Такие же искаженные стандарты мы применяем к самим себе. Можно назвать это «ловушкой усердия»: угрожающе легко почувствовать, будто 10-часовой рабочий день, который вы провели, закопавшись в электронной почте или сидя на телефоне, был ценнее двух часов, проведенных в сосредоточенности или интенсивных размышлениях, после которых вы посвятили остаток дня досугу.
Практикующие такой подход люди настолько заняты уточнением своих заданий и ведением учета их выполнения, что не успевают задаться вопросом, а правильные ли задания они себе дают.
Какой же контекст в 2018?
«Достоинства отдыха очевидны, они подтверждаются обширными научными данными. И все-таки мало кто из нас смеет отдыхать. Дело не в том, что люди стремятся выматываться. Дело в том, что мы живем в культуре, которая прославляет изматывающую и непрерывную работу, даже если наука говорит, что это бессмысленно. Мы хвалим спортсмена, который после тренировки остается в тренажерном зале, чтобы сделать еще несколько повторений, и мы воспеваем бизнесмена, который ночует в своем офисе. [...] Усердная работа превращается в умную и устойчивую работу, только если компенсируется отдыхом. Ирония в том, что усердный отдых часто требует большего мужества, чем усердный труд. [...] Отставив работу, мы погружаемся в чувство вины и тревоги, особенно если чувствуем, что нам угрожают конкуренты».
Разбираемся с инфографикой
«Исследование, проведенное в 2002 году японским университетом Кюсю, обнаружило, что люди, работающие 60 часов в неделю, подвергаются вдвое более высокому риску инфаркта, чем работающие 40 часов. [...] И компании также платят высокую цену за пристрастие к сверхурочному труду. Продуктивность, как известно, с трудом поддается измерению, но все ученые сходятся во мнении, что с определенного момента дополнительные часы работы перестают окупаться. Здравый смысл подсказывает то же: усталость, стресс, нездоровье и недовольство жизнью снижают продуктивность. По данным Международной организации труда, бельгийские, французские и норвежские рабочие дают в час больше продукции, чем американцы. Англичане проводят на работе больше времени, чем прочие европейцы, и у них самый низкий уровень эффективности труда на всем континенте. Кто работает меньше, тот работает лучше. [...] Как выяснилось, от сокращения рабочих часов с финансовой точки зрения люди не многое теряют. Дело в том, что, когда мы меньше времени проводим на работе, сокращаются сопутствующие траты: на транспорт, парковку, еду в городе, кофе, перекусы, на детский сад, прачечную, утешительный шопинг. К тому же с меньшего дохода и налог меньше. Исследование, проведенное в Канаде, и вовсе обнаружило, что некоторые работники, сократив рабочие часы, по деньгам выиграли».
«Исследование, проведенное в 2002 году японским университетом Кюсю, обнаружило, что люди, работающие 60 часов в неделю, подвергаются вдвое более высокому риску инфаркта, чем работающие 40 часов. [...] И компании также платят высокую цену за пристрастие к сверхурочному труду. Продуктивность, как известно, с трудом поддается измерению, но все ученые сходятся во мнении, что с определенного момента дополнительные часы работы перестают окупаться. Здравый смысл подсказывает то же: усталость, стресс, нездоровье и недовольство жизнью снижают продуктивность. По данным Международной организации труда, бельгийские, французские и норвежские рабочие дают в час больше продукции, чем американцы. Англичане проводят на работе больше времени, чем прочие европейцы, и у них самый низкий уровень эффективности труда на всем континенте. Кто работает меньше, тот работает лучше. [...] Как выяснилось, от сокращения рабочих часов с финансовой точки зрения люди не многое теряют. Дело в том, что, когда мы меньше времени проводим на работе, сокращаются сопутствующие траты: на транспорт, парковку, еду в городе, кофе, перекусы, на детский сад, прачечную, утешительный шопинг. К тому же с меньшего дохода и налог меньше. Исследование, проведенное в Канаде, и вовсе обнаружило, что некоторые работники, сократив рабочие часы, по деньгам выиграли».
Это большая цитата в виде выноса. Как выяснилось, от сокращения рабочих часов с финансовой точки зрения люди не многое теряют. Дело в том, что, когда мы меньше времени проводим на работе, сокращаются сопутствующие траты: на транспорт, парковку, еду в городе, кофе, перекусы, на детский сад, прачечную, утешительный шопинг
«Одно из самых важных научных открытий заключается в том, что сон, в сущности, работает как бригада дворников, которые ночью очищают мозг от токсичных белков, накапливающихся между клетками мозга за день. Майкен Недергаард, сооснователь Центра трансляционной нейромедицины Рочестерского университета, занималась изучением механизма, лежащего в основе очистительной функции мозга. «Это похоже на посудомоечную машину, — пишет она. — Мы же не едим с грязных тарелок, так почему мы соглашаемся жить, не используя всю мощь и весь потенциал нашего мозга?» Исследования, которые Недергаард проводила на мышах, показали, что глимфатическая система («канализация» мозга) более активна во время сна и играет критическую роль для поддержания мозга в исправном состоянии».

Проверка T&P
А теперь — настоящий кинозал
«Одно из самых важных научных открытий заключается в том, что сон, в сущности, работает как бригада дворников, которые ночью очищают мозг от токсичных белков, накапливающихся между клетками мозга за день. Майкен Недергаард, сооснователь Центра трансляционной нейромедицины Рочестерского университета, занималась изучением механизма, лежащего в основе очистительной функции мозга. «Это похоже на посудомоечную машину, — пишет она. — Мы же не едим с грязных тарелок, так почему мы соглашаемся жить, не используя всю мощь и весь потенциал нашего мозга?» Исследования, которые Недергаард проводила на мышах, показали, что глимфатическая система («канализация» мозга) более активна во время сна и играет критическую роль для поддержания мозга в исправном состоянии».

Любимый из серии разговоров Bang Bang Education с дизайнерами и людьми творческих профессий. Алексей Ивановский делится мироощущением настолько красиво и заразительно интересно, что после него вспоминаешь и про свою любознательность, о которой забыл. Эта лекция не столько про дизайн и то, как делать макеты, сколько в целом про становление личности. На Лешу я смотрю с восхищением, потому что он знает столько всего, сколько я за жизнь не узнаю.
Любимый из серии разговоров Bang Bang Education с дизайнерами и людьми творческих профессий. Алексей Ивановский делится мироощущением настолько красиво и заразительно интересно, что после него вспоминаешь и про свою любознательность, о которой забыл. Эта лекция не столько про дизайн и то, как делать макеты, сколько в целом про становление личности. На Лешу я смотрю с восхищением, потому что он знает столько всего, сколько я за жизнь не узнаю.
Любимый из серии разговоров Bang Bang Education с дизайнерами и людьми творческих профессий. Алексей Ивановский делится мироощущением настолько красиво и заразительно интересно, что после него вспоминаешь и про свою любознательность, о которой забыл. Эта лекция не столько про дизайн и то, как делать макеты, сколько в целом про становление личности. На Лешу я смотрю с восхищением, потому что он знает столько всего, сколько я за жизнь не узнаю.
Любимый из серии разговоров Bang Bang Education с дизайнерами и людьми творческих профессий. Алексей Ивановский делится мироощущением настолько красиво и заразительно интересно, что после него вспоминаешь и про свою любознательность, о которой забыл. Эта лекция не столько про дизайн и то, как делать макеты, сколько в целом про становление личности. На Лешу я смотрю с восхищением, потому что он знает столько всего, сколько я за жизнь не узнаю.
© 2009—2018 Теории и практики. Использование материалов сайта «Теории и практики» разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам.
Made on
Tilda