Сонный гид
Как избавиться от бессонницы, понять природу сновидений и видеть ночью только хорошее
Человек в среднем тратит треть жизни на сон, но многое в этом привычном для нас процессе по-прежнему остается загадкой для ученых. Почему мы видим кошмары, как справиться с бессонницей и можно ли управлять необычными состояниями сознания вроде сонного паралича и онейроидного синдрома — «Теории и практики» собрали материалы, в которых можно найти ответы на самые популярные вопросы о науке сна.
Интервью с психологом Катрин Хансен, которая защитила докторскую диссертацию по лечению кошмаров, о том, как победить ночные ужасы.
Бессонница возникает из-за самых разных причин — от постороннего шума до депрессии — и может вызывать панические атаки. T&P объясняют, что мешает нам расслабиться, как гаджеты влияют на качество сна и какие способы борьбы с расстройством советуют ученые.
Каждый человек — неважно, из какой он страны, сколько ему лет и на каком языке он говорит — хоть раз в своей жизни видел сон, в котором он бы летал, падал с высоты, терял зубы или оказывался без одежды в публичном месте. Можно ли объяснить эти совпадения в сновидениях схожими биологическими механизмами, или причина в юнговском коллективном бессознательном?
Какие ужасы видят люди в своих снах, переживая кошмар? Исследователи проанализировали сотни дневников и пришли к поразительным выводам: плохие сны больше свойственны человеку, чем обычные, а значение страха падения, о котором так много говорят, сильно преувеличено.
Сомнология — довольно молодая наука, и многие ее аспекты по-прежнему ставят ученых в тупик, начиная от удивительных расстройств вроде секссомнии и заканчивая вопросом, зачем нам вообще нужен сон со сновидениями. Cомнолог Ирина Завалко рассказала «Теориям и практикам» о фрагментированном сне, синдроме Клейне — Левина и о том, помогают ли гаджеты вроде Jawbone Up высыпаться.
Что есть сон — метафора подсознания или побочный продукт нашего мышления? Почему чаще всего мы видим плохие сны и в чем ошибался Фрейд? На эти и многие другие вопросы отвечает британский журналист Дэвид Рэндалл в книге «Наука сна». На T&P можно прочитать главу из нее.
«Теории и практики» законспектировали лекцию российских сомнологов: зачем нам вообще спать, что происходит в мозге, пока мы отдыхаем, и как лучше провести день после бессонницы.
Давным-давно наши предки просыпались посреди ночи, чтобы поразмышлять, записать свои идеи или заняться любовью. Чего мы себя лишили, когда стали спать всю ночь? T&P перевели статью шотландской писательницы, художника и фотографа Карен Эмсли, опубликованную в журнале Aeon.
Профессор Нью-Йоркского университета, религиовед и философ Эллиот Вольфсон считает, что мир сновидений и мир реальности одинаковы по своей природе в восприятии человека. В интервью «Теориям и практикам» он рассказал об изучении мира воображения, а также о связи последних достижений нейронауки с древними мистическими сюжетами, феноменологией Гуссерля, архетипами Юнга и Францем Кафкой.
Сонный паралич хоть раз испытывали 6% людей: они просыпаются, но не могут пошевелиться и видят галлюцинации, с которыми, кажется, ничего нельзя поделать. Шотландская писательница Карен Эмсли научилась управлять этим состоянием: в здравом уме она «выходит из тела», парит в воздухе и пролетает сквозь стены. Она рассказала о своем опыте и эволюции самого понятия — от злых духов, которые связывают человека во сне, до новейших нейробиологических теорий.
Онейроидный синдром — одно из самых привлекательных, на первый взгляд, психопатологических расстройств. Прекрасные феи, пугающие людоеды и битва Добра со Злом — люди, у которых возник этот синдром, видят красочные истории. Настолько захватывающие, что некоторые стремятся вызвать их искусственно.
Made on
Tilda