интервью

Создатель школы Vector Дмитрий Абрамов — о том, как заниматься бизнесом в кризис

Текст: Анна Гилева / Фото: Вера Мишурина
Четыре месяца назад Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» запустил онлайн-школу городских предпринимателей Vector. Один из создателей онлайн-школы, в прошлом редактор «Теорий и практик», Дмитрий Абрамов рассказал Анне Гилевой, почему предприниматели должны исследовать город, делать лонгриды и верить в лучшее.
— При запуске школы ты говорил, что испытываешь смешанные чувства. Можешь их описать?
Vector — это первый большой проект, в котором я участвую с самого начала. Когда меня принимали на работу в «Стрелку», Варвара Мельникова (генеральный директор института «Стрелка» и управляющий директор «Афиши» — T&P) спросила: «Дима, я поняла, что вы много чем занимались. А вы делали проект как руководитель от начала до конца?». И этот вопрос был очень по существу. Потому что такого опыта у меня не было и я не до конца понимал, что руководить проектом, командой — это очень непросто. К счастью, все это легло не только на меня. Оля Полищук (исполнительный директор «Стрелки»), которая и позвала меня делать Vector, в полной мере разделила все радости и горести создания проекта. И продолжает это делать.

Что касается смешанных чувств после запуска, о которых я тогда говорил, — чувствуешь себя немножко голым. То, над чем ты работал так много времени, вдруг становится публичным.
— А какой комментарий или ремарка за это время больше всего задели или оскорбили?
— Вообще нас в основном пока хвалят. И это приятно, не буду скрывать. Из негативного — меня как-то задел комментарий, что «Стрелка» опять делает проект для избранных. Когда мы рассказывали, что в Институте появляется онлайн-образование, все, разумеется, думали, что Vector будет таким буквальным отражением «Стрелки» в диджитал-среде. А это совсем не так. Во-первых, невозможно перенести офлайновое междисциплинарное образование в онлайн, не потеряв его сути. Во-вторых, мы ставили перед собой другие задачи — дать людям конкретные навыки изучения города и создания городских проектов и помочь сформировать предпринимательский образ мышления.
— И тут интересно, как женится урбанистика с предпринимательством.
— Женится очень удачно. Собственно, городское предпринимательство и появляется на стыке — изучать город и предпринимать конкретные шаги, чтобы делать его лучше. Проблема в том, что люди, создавая проекты, часто забывают один важный этап. Об этом очень хорошо рассказывает куратор и преподаватель нашего первого курса Куба Снопек. Как у нас запускают проекты? «Эврика! У меня есть классная идея! В городе такого еще нет! Сейчас я буду это делать!», — и начинается бурная деятельность. И, к сожалению, очень часто это быстро заканчивается провалом. Потому что люди пропускают важный этап работы над проектом, который называется исследованием.

Например, когда я жил и работал в Томске, я думал: «В Томске нужна галерея современного искусства. В городе живет 600 тысяч человек, столько молодых и прогрессивных людей, а где современное искусство? Нужно сделать галерею!». Конечно, ее делать не нужно, потому что запрос на это в городе пока мизерный. Если у вас нет огромных ресурсов, чтобы заниматься филантропией и обогревать космос, важно делать полезные и востребованные проекты. И если внимательно наблюдать за городом и анализировать его с точки зрения запросов горожан, окажется, что там есть много незанятых ниш.
© Вера Мишурина
Отличный пример — Иван Митин и его «Циферблаты», свободные пространства, похожие на кафе, где люди платят за время пребывания, а не за еду и напитки. Митин заметил, что в крупном городе не хватает комфортных мест, где люди могут встречаться, проводить время и не тратить при этом много денег. И он придумал абсолютно новый формат, отвечающий на этот запрос.

Интересно, что происходит дальше. В других городах ребята думают: «О, есть такой классный формат. Наверное, в нашем городе тоже нужно сделать анти-кафе». То есть они опять пропускают важную часть — собственное исследование своего города — и начинают копировать. А потом оказывется, что в условном Томске подобный формат не работает, потому что студенты тусуются в общежитиях и корпусах университетов и им этого достаточно.

Кстати, Иван Митин является одним из приглашенных экспертов нашего второго курса «Как создать новый городской стартап». Курс стартует в конце сентября. Помимо Вани своим опытом там также делится Оля Маркес, создательница Школы идеального тела #Sekta и Виктория Новикова, сооснователь проекта «Картония».
— Если говорить про предпринимательство, будете ли вы учить открывать ИП, разбираться в налогах, общаться с госструктурами?
— Прелесть онлайн-образования заключается в том, что оно очень гибкое, запустив онлайн-курс, ты получаешь быструю обратную связь и можешь что-то менять. Не прошло и дня после запуска, как люди уже писали нам комментарии, идеи и предложения.

У нас есть понятие 100% и 1000% курса. 100% курса — это основные видео, тексты и задания, которые являются уроками. Но на полях есть еще дополнительные материалы и ссылки, то, что мы раньше в школе называли «под звездочкой». И человек может пройти основную часть — 100% курса, а может, как мы говорим, упороться — то есть пойти по всем ссылкам и «звездочкам», которые есть на полях. И эту часть (как открывать ИП, как подробно и правильно рассчитывать бизнес-план, как работать с налогами) мы будем зашивать в эти 1000%. К счастью, есть хорошие онлайн-проекты, где этому учат, будем с ними сотрудничать.
— А чему вам хочется учить?
— Если совсем коротко — хочется научить видеть новые возможности в городе. Замечать запросы людей и отвечать на них конкретными проектами. Поэтому мы даем много упражнений в курсах — чтобы у человека формировались навыки и видение, образ мышления. Без этого сложно представить себе городского предпринимателя. И поэтому в конце каждого курса студент на Vector делаетлонгрид — чтобы сформулировать свои идеи и предложения, поделиться этим с другими и найти единомышленников, партнеров или инвесторов.

Доступных знаний в сети сейчас очень много. Объемы увеличиваются, но ценность их снижается, если ты не можешь применять это в своей жизни. От того, что ты прочитал вдохновляющую книжку, толку мало, потому что вдохновение быстро проходит. А если ты, проходя курс, выходишь в город выполнять задания, общаешься с людьми, потом анализируешь, что ты снял и зафиксировал, ты быстро начинаешь понимать, как город устроен и что в нем можно делать. Вот этому мы и учим.
— Есть мнение, что вся эта история с городскими проектами немножко устарела, что она была актуальна при Капкове, а сейчас у нас новое Средневековье, и вообще нечего людям давать иллюзию, что они могут что-то изменить. Не могут. Они побарахтаются, все равно упрутся в стену и поймут, что малый бизнес в России невозможен, или на социальные проекты нужны субсидии государства, а для государства это явно не приоритет. Что ты на это скажешь?
— Такое мнение есть, но мы-то с тобой знаем, что это не совсем так. Ситуация в стране действительно тревожная, но люди не перестают при этом жить и делать новое. Проекты, которые сейчас разрабатываются и запускаются, четко показывают, что пока рано грустить и успокаиваться. Маховик городских изменений был довольно мощно раскручен (и не только в Москве, кстати). Сделать реконструкцию Советского Союза сейчас не получится, потому что люди уже многое видели, поняли и это нельзя теперь забрать. Это во-первых.

Во-вторых, мне кажется, что кризис даже подстегнет людей создавать что-то свое — новое и интересное. И это один из способов бороться с тем самым мракобесием, которое мощной волной сейчас накатывается. У нас на самом деле есть три варианта. Первый — это свалить из страны. Второй вариант — отсидеться в какой-нибудь корпорации, посмотреть, что происходит, сильно не рыпаться. А третий вариант — сделать что-то интересное и нужное. Если ты не закладываешь квартиры, не берешь огромные кредиты, почему бы не попробовать?
Мы же точно знаем, что в непростые времена сильно повышается запрос, например, на развлечения. Людям хочется отключаться от кризисных тем и приятно проводить время. Волна эдьютеймента в 2009-м возникла во многом на посткризисной волне, когда у людей было мало денег, но им хотелось интересно проводить время. Тогда и появилась мода на лекции, круглые столы и дискуссии. И сейчас будет продолжаться волна маленьких душевных проектов для людей. Плюс ко всему, нужно понимать, что это Москва уже немного наелась всем этим, а до городов это только-только сейчас доходит, а запрос там есть. Да и проекты появляются.

В нашем блоге мы завели специальную рубрику «Письма предпринимателей» (привет «Письмам из-за границы» на T&P) и каждую неделю рассказываем про очередной пример городского предпринимательства. Экскурсии по маякам в Питере, клуб-кинотеатр «Лекторий» в Тюмени, независимый книжный магазин «Бакен» в Красноярске. Это очень вдохновляет и мотивирует. Мы и дальше будем рассказывать про этих людей и включать их кейсы в наши курсы. И постараемся сделать так, чтобы их становилось больше. В этом смысле Vector — это еще и социальный лифт. Возможность не просто учиться, но и продвигать свой проект, экспертизу, налаживать новые связи.
— К вопросу об исследованиях. Вы наверняка тоже исследовали свою аудиторию и наверняка рисовали портрет пользователя. Можно его как-то назвать, сколько ему лет, как он проводит время, мужчина это или женщина? И что его заряжает вообще? Потому что, грубо говоря, когда «Бизнес молодость» собирает молодых людей, они обещают, что, мол, «через месяц вы точно будете зарабатывать 30 тыс в месяц, а через три месяца — 100 тысяч». Скажем, для студента — это понятная мотивация. А вы какие гарантии даете?
— Мы, конечно, не «Бизнес молодость» и не хотим двигаться в этом направлении. А что касается портрета пользователя, то мне сейчас не хватает Оли Полищук рядом — она бы рассказала очень смешную историю, как однажды столкнулась с тем самым «портретом» в жизни.

Вообще, мы начинали с этих ужасных рекламных формулировок: «ядро аудитории — молодые люди от 22 до 27, с высшим образованием, которые работают на средних позициях» и так далее. Но быстро от этого отказались и стали смотреть на людей, которые ходят на наши лекции и мастер-классы в городах. Мы общались, задавали вопросы и получилось три основных типа.

Первый — студент, который заканчивает вуз, но он уже понимает, что что-то пошло не так. Скорее всего, он не будет работать по специальности, потому что она ему неинтересна. И он думает, куда ему пойти: менеджером в «Мегафон» или в «Сбербанк»? Но ему этого не сильно хочется, потому что у него есть амбиции, он хочет сделать что-то свое. Мы постоянно встречаем таких ребят.

Второй тип — это люди, которые уже работают на каких-то работах, но они их совершенно не устраивают. Они не могут там реализоваться, им там скучно, они понимают, что делают неполезные дела и у них есть внутренний конфликт от этого. Им хочется делать крутое, полезное и интересное, развиваться. Это те самые повзрослевшие студенты.

Третий тип — это молодые городские предприниматели, которые уже что-то делают, но хотят прокачаться и хотят делать еще больше. Это тоже наши клиенты.
Я очень упрощенно рассказываю, но суть, надеюсь, ясна. Что еще важно, всех этих людей объединяет желание действовать. Про таких часто говорят — «тебе что, больше всех надо?».

Самое смешное, когда я рассказывал про этих людей команде и Оле, ребята меня, кажется, не до конца понимали. Оля из Петербурга, а я из Томска, и когда я ей объяснял про боль из регионов, она вроде мне верила, но почувствовать ее не могла. Я говорил: «Как ты не понимаешь? В регионах ты пробуешь что-то сделать, бьешься в закрытые двери, не можешь эти стены проломить, но тебе очень хочется». И я сам через все это прошел в Томске. И мы писали: «Боль клиента — хочу делать крутое, но не знаю, как. У них-то в Москве все есть, а у нас ничего нет». И мы перечислили все те боли, которые я транслировал как человек из региона.

А через неделю Оля поехала в Южно-Сахалинск делать мастер-класс, и пишет мне оттуда радостно: «Дима, я нашла нашего этого идеального представителя, ядро нашей целевой аудитории». На ее воркшоп пришел молодой человек и рассказал ровно то, что мы написали в этом списке «болей».
— Когда ты рассказываешь про боль клиента, звучит метафора борьбы: он бьется, двери закрыты… Двери закрыты объективно? Это возвращаясь к вопросу о реальности, в которой мы живем. Или же Vector дает такие инструменты, которые позволяют эти двери открыть?
— Если разбирать на моем примере — пять-семь лет назад я долбился не в те двери. В 2008-2009 году в Томске, когда я читал о прекрасных московских проектах и хотел их делать у себя, я был уверен, что мне нужна поддержка. А мои потенциальные партнеры не понимали меня, потому что ничего подобного в городе еще не было. Ты им объясняешь про «Теории и практики», про «Печу-кучу», а они этого не знают и знать не очень хотят.

И сейчас я понимаю, что зачастую в эти двери вообще не нужно стучаться, а нужно найти те ниши и те возможности, где тебе не требуется на старте большой поддержки и инвестиций. Ты и сам можешь многое сделать. И если бы я тогда это понимал, то я бы, вероятно, не уехал из Томска. Делал бы там «Печу-кучу», «Криэйтив Монингс», региональное представительство T&P и все было бы хорошо. Но получилось так, как получилось. И я не жалею, что переехал в Москву. Но точно знаю, что многие ребята сейчас хотят и стараются делать в своих городах крутые проекты, а не переезжать в столицу. Vector им очень поможет — не стучаться в закрытые двери, а делать проекты, после которых вас будут приглашать за эти двери и предлагать партнерство. А вы уже там решайте, нужно вам это или нет.
© Вера Мишурина
— А есть примеры людей, которые поучились предпринимательству, или поучились деланью городских проектов, и сделали это? Иван Митин, Оля Маркес, Виктория Новикова просто взяли и сделали свои проекты, их не нужно было учить. Можно ли научить городскому предпринимательству и предпринимательству в принципе?
— Конечно, можно. Вообще, считается, что у человека либо есть предпринимательская жилка, либо ее нет. Но, во-первых, к нам приходят учиться люди, у которых уже есть желание действовать и создавать, они реагируют на тэг «предпринимательство». Во-вторых, покажите мне человека, который хотя бы раз в жизни не мечтал открыть какое-нибудь свое дело и на нем зарабатывать. Я таких не видел.

Почему нужно и можно этому учиться? Зачем нужны задания в городе в курсах Vector? Например, есть отличные книги, как запускать творческие бизнесы — наши друзья из издательства «Манн, Иванов и Фербер» их переводят и издают. Но вот ты читаешь вечером какую-то вдохновляющую книгу и думаешь: «Вот оно! Утром встану, и как начну это делать, и будет все так круто! Вот же мне все написали, все разложили по полочкам». Вечером ты этим горишь, а наутро просыпаешься, выходишь в подъезд, потом во двор, смотришь на окружающую действительность и начинаешь грустить. Сидя в метро, перечитываешь заметку, которую написал в айфоне по следам той книжки, озираешься по сторонам и думаешь: «Классная вроде идея, но пока не очень понятно, как ее тут делать». В пространстве книжки ты вроде все можешь, и кажется, что сейчас горы свернешь. Но когда ты выходишь в свою реальность, свой двор и свой подъезд, ты думаешь: «Черт возьми, а как вообще это тут сделать? Как здесь что-то можно поменять?». И это гигантская проблема.

Как мы решили бороться с этой проблемой? Мы не просим человека придумывать блестящие идеи, сидя за книгой. А сразу предлагаем ему пойти в родной город, сделать там, например, 100 фотографий, потом вернуться, проанализировать их, заметить какие-то особенности и новые незанятые ниши. И у человека уже нет страха, чтобы действовать в городе. Он уже наработал эти навыки, выполняя несложные задания. Ему уже интересна городская среда, та реальность, в которой он живет. И он видит в ней возможности, а не проблемы.
— Я придумала вам слоган! «Онлайн-школа Vector: мы примиряем с реальностью».
— Ты сейчас по сути озвучила наш слоган, который придумала Оля Полищук: «Прими, пойми и полюби». То есть сначала нужно принять действительность, понять, как она устроена, а потом ее нужно полюбить, чтобы делать лучше. И это правда так. А пока этого не произойдет, ты будешь находиться в вымышленных мирах прекрасных книжек, которые написали чудесные люди из разных замечательных стран и городов, в которых мы никогда не окажемся. И глупо думать, что можно взять и просто все из этих книжек перенести в свой Челябинск, Самару или Томск. Нельзя. Поэтому — прими, пойми и полюби. И сделай свое.
Made on
Tilda